Зачем Рене ван Беверн приехал из Германии преподавать в Академгородок?

15.03.2018 16:16
Рене ван Беверн
Рене решил, что останется жить в Новосибирске, и начал оформлять российский паспорт

Владимир Путин в послании Федеральному собранию призвал упростить получение гражданства РФ для иностранных ученых. Как живут и работают в новосибирском Академгородке зарубежные специалисты — в материале ТАСС.

Рене ван Беверн — заведующий лабораторией алгоритмики механико-математического факультета Новосибирского государственного университета. Он родом из маленького немецкого города Зальфельд, где проживает всего 26 тыс. человек. Рене математик, долгое время работал в Берлине — изучал алгоритмы для решения сложных задач по оптимизации транспорта, производства и коммуникационных сетей. После получения ученой степени в Германии принято поработать за границей, и Рене, получив степень доктора естественных наук, решил поехать в Россию.

Немец в Сибири

"Здесь работают именно по моей теме, связанной с созданием алгоритмов. Преподавательская нагрузка тут у меня небольшая, всего три часа в неделю, поэтому времени на науку гораздо больше, и я могу заниматься ей, где и когда я хочу", — говорит ван Беверн.

С Галиной он познакомился в Германии, когда она приехала из Сибири в Берлин работать над проектом европейского научно-исследовательского общества. Они поженились в Германии, там у них родилась дочь, а в 2015 году переехали в Новосибирск. Сейчас у них двое детей.

"Удобно, что график мне позволяет днем быть с детьми, а вечером работать. Они ложатся спать в семь вечера, поэтому я могу спокойно заниматься своими делами до полуночи, никому не мешая", — рассказывает специалист.

Рене решил, что останется жить в Новосибирске, и начал оформлять российский паспорт. Получить статус гражданина России ван Беверн надеется в ближайшее время.

По словам математика, и без гражданства у него не возникало проблем в России, к нему относились доброжелательно и всегда старались помочь. Проблемой оказалась лишь регистрация второго ребенка. На фамилию "ван Беверн" с маленькой буквы ребенка регистрировать отказались. "Будто там не слышали еще о ван Бетховене, ван Гоге, фон Брауне", — рассказывает Рене. В итоге больше недели ушло на то, чтобы убедить ЗАГС в выдаче свидетельства о рождении сына с маленькой буквой в начале фамилии.

"Я вполне понимаю, что с такими случаями сталкиваются не часто. Несмотря на все эти разногласия, они были всегда вежливы", — говорит он.

В начале марта в Сибири около минус десяти градусов, огромные сугробы еще не начали таять, но Рене сидит в кабинете при открытом окне в футболке и объясняет, чем сибирский климат лучше немецкого.

"В Германии из-за аллергии я страдаю по полгода, а здесь всего две недели в мае. Морозы меня пугали только в первую поездку. Я тогда увидел ТЭЦ и подумал, что вот это единственная моя надежда на спасение от холода. Но жизнь здесь учит одной важной вещи: чтобы не мерзнуть при любой температуре, достаточно нормально одеваться. В Германии я мерз уже при минус пяти градусах, но зимней куртки и зимней обуви при этом у меня не было", — рассказывает математик.

Сейчас Рене свободно и практически без акцента говорит по-русски. Выучить язык ван Беверну помогла литература. "Я взял книгу "Один день Ивана Денисовича" Солженицына и начал читать ее со словарем. Сначала по предложению в день, потом по странице в день, и после этой книги все читалось легко".

Правда, несмотря на знание и английского, и русского языка, числа в голове Рене остались немецкими. "Мы, немцы, двузначные числа говорим наоборот, то есть говорим "три и двадцать" вместо "двадцать три", — поясняет он. — Поэтому, когда хочу продиктовать свой номер телефона на русском, я обязательно перепутаю цифры. Лучше записать на бумагу".

Прожив в новосибирском Академгородке три года, Рене уже считает себя сибиряком. "Я живу в четырех километрах от университета и преодолеваю этот путь пешком даже в минус 30. Так что, возможно, я даже больший сибиряк, чем некоторые коренные новосибирцы", — смеется Рене.

В русских людях ему нравится уровень свободы в суждениях. "Здесь каждый говорит, что думает, а не указывает другим, как им надо жить, как это делают в Германии. Люди чувствуют себя свободнее. Правда, я замечаю, что зачем-то мусорят, например, в лесу. Мусор же никому не нравится, но его почему-то оставляют", — удивляется ученый.

Автор: 
Дмитрий Петров, фото Кирилл Кухмарь/ТАСС
поделиться:

Последние новости