Преподаватели НГУ вспомнили армейские истории накануне 23 февраля

22.02.2018 16:55
Армейское фото ректора НГУ Михаила Федорука (в центре)
Поделился воспоминаниями и ректор Михаил Федорук

23 февраля – день, когда принято поздравлять тех, кто защищает свое Отечество в армии, на флоте или на гражданской службе. В разные годы ведущие ученые, руководители НГУ прошли свой путь солдата. В преддверии праздника они поделились своими воспоминаниями о том, каково это – быть защитником Отечества, пишет пресс-служба НГУ.

Появившись вскоре после Октябрьской революции, праздник успешно «пережил» крах политической системы социализма и закрепился в календаре постсоветской России. Однако историки до сих пор не дают внятного объяснения, почему именно 23 февраля стал в тогда еще советской стране одним из первых военных и государственных праздников.  

- В советских официальных изданиях были распространены две версии рождения праздника 23 февраля. Согласно одной из них праздник был установлен в 1918 году как «День рождения Красной Армии» в ознаменование победы над регулярными войсками кайзеровской Германии под Нарвой и Псковом (впрочем, ни в этот день, ни вообще в феврале 1918 года никаких особых побед над немцами одержано не было), - рассказал Владислав Кокоулин, профессор кафедры истории, культуры и искусств Гуманитарного института НГУ. - По другой версии, своим появлением праздник обязан массовому подъему советского народа на защиту Отечества и мужественному сопротивлению Красной Армии германо-австрийским войскам. В любом случае становление праздника 23 февраля связано как с реальными революционными и военно-политическими событиями, так и их субъективной интерпретацией советским руководством.

Официальный статус «Дня Красной Армии» праздник приобрел в 1922 году. С 1946 года праздник стал называться «День Советской Армии и Военно-Морского флота». В постсоветскую эпоху 23 февраля трансформировалось в «День победы Красной Армии над кайзеровскими войсками Германии (1918 год) – День защитников Отечества». С 2006 года название сократилось до простого «День защитника Отечества» и остается таким по сей день.

Сотрудники НГУ рассказали свои воспоминания об армии.

— Я служил в армии в 1974-1976 годах, — вспоминает ректор НГУ Михаил Федорук. — Я заочно окончил первый курс Новосибирского электротехнического института и т.к. заочники не имели отсрочки, то в ноябре меня призвали в армию. Тогда это была почетная обязанность каждого гражданина СССР и естественно, что я отслужил два года срочной службы. До сих пор помню дату призыва – 13 ноября 1974 года.

— Полгода я провел в танковой учебной части в Чите, где учился на наводчика орудия. Следующие полтора года я служил в самом отдаленном гарнизоне Монгольской Народной Республики (тогда был Забайкальский военный округ). Думаю, что армия научила меня добиваться своих целей. Не идти по головам, но ставить перед собой задачи и выполнять их. Армия закалила характер: два года вдали от дома – это достаточно тяжелое испытание. У меня не было никаких отпусков, домой я вернулся только 15 ноября 1976 года. Я закончил в звании старшего сержанта, командиром танка и неплохо освоил эту профессию. Впоследствии, когда я учился в Новосибирском государственном университете, у нас была военная кафедра, так что после возвращения я был еще и командиром взвода.

— Конечно, за годы службы были и курьезные случаи. Однажды у меня от шинели оторвалась пуговица, и я придумал затянуть место отрыва ремнем. Ротный заметил и объявил мне несколько нарядов вне очереди. Помню, как во время первых стрельб, когда я был за командира танка, мы заехали куда-то в сторону… Много было разных случаев, не всегда веселых. Тем не менее, я с благодарностью вспоминаю службу в армии, — говорит Михаил Петрович. 

Геофизик Иван Кулаков, заведующий лабораторий сейсмических изображений в НГУ и заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, попал в армию после второго курса обучения на Геолого-геофизическом факультете НГУ.

— Я служил в армии в 1986-1988 годах вместе с другими студентами. Надо сказать, что НГУ много столько сил тратил на нашу поддержку. Это было так важно! Мы постоянно получали: номера «Университетской жизни», которые зачитывали до дыр, всевозможные задачники, чтобы работали мозги. Остальные нам сильно завидовали. Ни к кому другому такой семейной заботы не проявляли.

— В армии я был художником на котельной при понтонном батальоне в ракетных войсках. Официально я сержант, командир отделения паросиловых установок. Должен сказать, что я всегда был неискоренимым пацифистом и космополитом, к тому же домашним мальчиком из интеллигентной семьи. Естественно, что если два года заниматься глупостями, то это трудно рассматривать, как что-то полезное. Однако по прошествии лет я понял, что без этой школы все мои достижения в жизни были бы невозможны. Ради выживания в армии приходилось своим умом и трудом доказывать свой особый статус, что в результате успешно получилось. Такое со мной тогда случилось впервые. Так по инерции я и пошел по жизни и стараюсь идти, — говорит Иван Юрьевич. 

Дмитрий Симонов, доцент кафедры отечественной истории ГИ НГУ, заместитель директора Института истории СО РАН по научной работе проходил службу в армии в первой отдельной ордена Красной Звезды бригаде охраны Министерства обороны и Генерального штаба (г. Москва) в 1986 – 1988 гг.

— Для меня и большинства моих сверстников служба в армии являлась естественной и желанной. Не помню никого, кто бы вслух даже заикнулся о желании «откосить». Предполагаю, что само это понятие более позднего происхождения. От службы в армии, спустя 30 лет после демобилизации, у меня остаются самые теплые, а подчас и ностальгические, чувства. Вспоминаются слезы дембелей, в последний раз проходивших в ротном строю по плацу под марш «Прощание славянки».

— Армия – это сконцентрированный в два года и позитивный, и негативный опыт, небесполезный для самореализации в последующей гражданской жизни. Это – навыки общения с людьми: сослуживцами, начальниками и подчиненными. Это – способность спокойно и с юмором относиться ко всему, что бы с тобой ни происходило в той или иной ситуации. И, наконец, это – осознание хотя бы частично выполненного гражданского долга перед Отечеством и право призывать окружающих думать не только о себе любимых. 

Кандидат философских наук, доцент кафедры гносеологии и истории философии ИФП Владимир Петров служил на флоте.

— Меня призвали в 1987 году после окончания первого курса ГГФ НГУ. Тогда в армию забирали всех студентов, даже из тех вузов, где были военные кафедры. Единственная поблажка, которой удалось добиться совету ветеранов, – студентов забирали раз в год после летней сессии. Я попал сначала в учебный отряд военного подводного плавания во Владивостоке. Получилась преимущественно учебная рота, студенческая рота, человек 200 в ней было. Учебную подготовку проходили до глубокой осени. Набор был из Новосибирска, с Алтая, Томска, еще были ребята из Узбекистана и с Дальнего Востока. В конце 1987 года, после ноябрьских праздников, я был направлен на боевой корабль, на Камчатку, в 25-ю дивизию атомных подводных лодок. Сейчас об этом уже можно говорить, много лет прошло.

— Служба в армии дала жизненный опыт. Взяли вчерашних – позавчерашних школьников и окунули в суровую жизнь. Сначала была некая печаль, что служить придется три года, а не два, как остальные, но флот – это все-таки уровень повыше, преимущественно общались с техническими специалистами, имели дело с техникой. Да и отношение было другое, чувствовалось уважение: флот – это все-таки не пехота.

— Из приятных моментов, связанных со службой, вспоминается, как однажды мы отмечали Новый 1989 год под водой. У нас была припасена специальная елочка, которая хранилась в холодильной камере. Потом ее вытащили, поставили.

— А вообще это же прекрасно: уходишь в море поздней осенью, дождь идет, холодно. Нырнул, всплываешь – и уже ранняя весна, зимы как будто и не было, — вспоминает Владимир Валерьевич.

Автор: 
Дмитрий Петров, фото НГУ
поделиться:

Последние новости